Морфологическая структура

В современном башкирском языке слова по своим морфологическим характеристикам делятся на части речи, которые объединяются на пять классов:

– знаменательные части речи (существительное, прилагательное, местоимение, числительное, глагол, наречие), которые в контексте и вне предложения имеют определенное значение и выполняют синтаксические функции отдельных членов предложения;

– служебные части речи (союз, послелог, частица), выражающие различные грамматические отношения и служащие для связи слов в предложении или частей предложения;

– модальные слова;

– междометия;

– подражательные слова.

Имя существительное (исем) в башкирском языке имеют категории числа (һан), падежа (килеш), принадлежности (эйәлек), сказуемости (хәбәрлек).

Категория числа представлена формой единственного числа (нулевая форма солова) и противопоставленной ей формой множественного числа на -лар с 7 алломорфами.

Категория принадлежности характеризует имя как предмет обладания, принадлежащей лицу, обозначенному одним из аффиксков принадлежности:

1 л. ед. ч. – -(ы)м/-(е)м, -(о)м/-(ө)м;

2 л. ед. ч. – -(ы)ң/-(е)ң, -(о)ң/-(ө)ң;

3 л. ед. ч. – -һы/-һе, -һо/-һө (после основ с конечным гласным); -ы/-е (после основ с конечным согласным);

1 л. мн. ч. – -(ы)быҙ/-(е)беҙ, -(о)боҙ/-(ө)бөҙ;

2 л. мн. ч. – -(ы)ғыҙ/-(е)геҙ, -(о)ғоҙ/-(ө)гөҙ;

3 л. мн. ч. – -лары/-ләре (после основ с конечным гласным); -тары/-тәре, -дары/-дәре, -ҙары/-ҙәре (после основ с конечным согласным).

Например: китабым ʻмоя книгаʼ, китабың ʻтвоя книгаʼ, китабы ʻего (её) книгаʼ, китабыбыҙ ʻнаша книгаʼ, китабығыҙ ʻваша книгаʼ, китаплары ʻих книгаʼ.

Категория падежа представлена 6 падежами:

– основной, выраженный нулевым аффиксом (падеж подлежащего, но в зависимости от категории неопределенности может быть употреблен также в функциях винительного и родительного падежей);

– родительный – афф. -ның с 15 алломорфами (выражает принадлежность);

– винительный – афф. -ны с 15 алломорфами (падеж прямого объекта, но в названиях времени выражает временные отношения: ул көндө ʻв тот деньʼ);

– дательный – афф. -ға/-гә, -ҡа/-кә (обычно имеет адресатное значение, но в зависимости от условий своей реализации выражает также направленность действия на объект, цель, протяженность действия во времени: миңа ҡара ʻсмотри на меняʼ, еләккә бар ʻиди по ягодыʼ, ике көнгә ҡайттым ʻя прибыл на два дняʼ);

– местный – афф. -да/-дә, -та/-тә, -ҙа/ҙә, -ла/-лә (обычно выражает местоположение предмета или действия, в названиях времени – обстоятельство времени, кроме того, может быть обстоятельством образа действия или сказуемым, иногда имеет орудное значение: бер йылда ʻза годʼ, сәғәт биштә ʻв пять часовʼ, авыр хәлдә йәшәйһең ʻживешь в тяжелом положенииʼ, ул миндә ʻэто находится у меняʼ, автобуста килдем ʻя прибыл на автобусеʼ);

– исходный – афф. -дан/-дән, -тан/-тән, -ҙан/ҙән, -нан/-нән (обычно выражает исходный пункт действия или предмета, но в зависимости от характера лексического значения имени, категории понудительного залога и синтаксической функции обозначает нередко причину, сравнение и субъект: аслыҡтан интекте ʻон мучился из-за голодаʼ, минән ҙур ʻбольше меняʼ, хатты улымдан яҙҙырҙым ʻЯ поручил моему сыну написать письмоʼ).

Сказуемость является специфической категорией, представляющей морфологически и лицо, и его признак, одновременно соотносимый с временем и наклонением. Слово в форме сказуемости можно расчленить на субъект и предикат, логически же оно имеет структуру предложения. Поэтому синтетические и аналитические формы сказуемости вне контекста взаимозаменяемы: эшсемен – мин эшсе ʻя рабочийʼ, йырсыһың – һин йырсы ʻты певецʼ и т.п. Форма сказуемости одновременно выражает и значение числа, т.е. каждой форме лица соответствует и определенное числовое значение.

В современном башкирском языке сказуемость в 1-м и 2-м лице ед. и мн. числа выражается специальными аффиксами, которыми оформляются не только именные части речи, но и некоторые разряды служебных слов (послелоги частицы). В зависимости от огласовки слова варьируется и состав гласных в аффиксах:

1 л. ед. ч. – -мын/-мен/-мон/-мөн;

2 л. ед. ч. – -һың/-һең/-һоң/-һөң;

1 л. мн. ч. – -быҙ/-беҙ/-боҙ/-бөҙ;

2 л. мн. ч. – -һығыҙ/-һегеҙ/-һоғоҙ/-һөгөҙ.

Для 3-го лица специальных аффиксков нет.

Глагол (ҡылым) в башкирском языке имеет категории времени, наклонения, числа, лица, залога, переходности-непереходности, отрицания, модальности.

Изъявительное наклонение (хәбәр һөйкәлеше) выступает в формах времени, лица и числа. Форма настоящего времени в утвердительном аспекте образуется при помощи присоединения к основе глагола аффиксов -а/-ә (после основ на гласный), -й (после основ на гласный) и соответствующих аффиксов лица:

барам ʻя идуʼ, бараһың ʻты идёшьʼ, бара ʻон идётʼ, барабыҙ ʻмы идёмʼ, бараһығыҙ ʻвы идётеʼ, баралар ʻони идутʼ;

эшләйем ʻя работаюʼ, эшләйһең ʻты работаешьʼ, эшләй ʻон работаетʼ, эшләйбеҙ ʻмы работаемʼ, эшләйһегеҙ ʻвы работаетеʼ, эшләйҙәр ʻони работаютʼ.

В отрицательном аспекте аффиксу времени предшествует отрицательный аффикс -ма/-мә:

бармайым ʻя не идуʼ, бармайһың ʻты не идёшьʼ, бармай ʻон не идётʼ, бармайбыҙ ʻмы не идёмʼ, бармайһығыҙ ʻвы не идётеʼ, бармайҙар ʻони не идутʼ;

эшләмәйем ʻя не работаю, эшләмәйһең ʻты не работаешьʼ, эшләмәй ʻон не работаетʼ, эшләмәйбеҙ ʻмы не работаемʼ, эшләмәйһегеҙ ʻвы не работаетеʼ, эшләмәйҙәр ʻони не работаютʼ.

Будущее время (киләсәк заман) имеет две формы. Будущее неопределенное время в утвердительном аспекте образуется при помощи аффикса -ыр/-ер, -ор/-өр (после согласных основ), -р (после гласных основ) и соответствующих аффиксов лица:

барырмын ʻя пойдуʼ, барырһың ʻты пойдёшьʼ, барыр ʻон пойдётʼ, барырбыҙ ʻмы пойдёмʼ, барырһығыҙ ʻвы пойдётеʼ, барырҙар ʻони пойдутʼ;

эшләрмен ʻя буду работатьʼ, эшләрһең ʻты будешь работатьʼ, эшләр ʻон будет работатьʼ, эшләрбеҙ ʻмы будем работатьʼ, эшләрһегеҙ ʻвы будете работатьʼ, эшләрҙәр ʻони будут работатьʼ.

В отрицательном аспекте спряжение глаголов данного времени выглядит следующим образом:

бармам ʻя не пойдуʼ, бармасһың ʻты не пойдёшьʼ, бармас ʻон не пойдётʼ, бармабыҙ ʻмы не пойдёмʼ, бармасһығыҙ ʻвы не пойдётеʼ, бармасҙар ʻони не пойдутʼ;

эшләмәм ʻя не буду работатьʼ, эшләмәсһең ʻты не будешь работатьʼ, эшләмәс ʻон не будет работатьʼ, эшләмәбеҙ ʻмы не будем работатьʼ, эшләмәсһегеҙ ʻвы не будете работатьʼ, эшләмәсҙәр ʻони не будут работатьʼ.

Будущее определенное (более категоричное по значению) время в утвердительном аспекте образуется при помощи аффиксов -асаҡ/-әсәк (после согласных основ), -ясаҡ/-йәсәк (после гласных основ) и соответствующих аффиксов лица:

барасаҡмын ʻя (обязательно) пойдуʼ, барасаҡһың ʻты (обязательно) пойдёшьʼ, барасаҡ ʻон (обязательно) пойдётʼ, барасаҡбыҙ ʻмы (обязательно) пойдёмʼ, барасаҡһығыҙ ʻвы (обязательно) пойдётеʼ, барасаҡтар ʻони (обязательно) пойдутʼ;

эшләйәсәкмен ʻя (обязательно) буду работатьʼ, эшләйәсәкһең ʻты (обязательно) будешь работатьʼ, эшләйәсәк ʻон (обязательно) будет работатьʼ, эшләйәсәкбеҙ ʻмы (обязательно) будем работатьʼ, эшләйәсәкһегеҙ ʻвы (обязательно) будете работатьʼ, эшләйәсәктәр ʻони (обязательно) будут работатьʼ.

В отрицательном аспекте спряжение глаголов данного времени выглядит следующим образом:

бармайасаҡмын ʻя (ни в коем случае) не пойдуʼ, бармайасаҡһың ʻты (ни в коем случае) не пойдёшьʼ, бармайасаҡ ʻон (ни в коем случае) не пойдётʼ, бармайасаҡбыҙ ʻмы (ни в коем случае) не пойдёмʼ, бармайасаҡһығыҙ ʻвы (ни в коем случае) не пойдётеʼ, бармайасаҡтар ʻони (ни в коем случае) не пойдутʼ;

эшләмәйәсәкмен ʻя (ни в коем случае) не буду работатьʼ, эшләмәйәсәкһең ʻты (ни в коем случае) не будешь работатьʼ, эшләмәйәсәк ʻон (ни в коем случае) не будет работатьʼ, эшләмәйәсәкбеҙ ʻмы (ни в коем случае) не будем работатьʼ, эшләмәйәсәкһегеҙ ʻвы (ни в коем случае) не будете работатьʼ, эшләмәйәсәктәр ʻони (ни в коем случае) не будут работатьʼ.

По своей структуре формы прошедшего времени (үткән заман) в башкирском языке делятся на синтетические (простые) и аналитические (сложные). Простых форм две. Прошедшее определенное время в утвердительном аспекте образуется при помощи аффиксов -ды/-де, -до/-дө, -ҙы/-ҙе, -ҙо/-ҙө, -ты/-те, -то/-тө, -ны/-не, -но/-нө и соответствующих аффиксов лица:

алдым ʻя взялʼ, алдың ʻты взялʼ, алды ʻон взялʼ, алдыҡ ʻмы взялиʼ, алдығыҙ ʻвы взялиʼ, алдылар ʻони взялиʼ;

күрҙем ʻя (у)видел, күрҙең ʻты (у)видел, күрҙе ʻон (у)виделʼ, күрҙек ʻмы (у)видели, күрҙегеҙ ʻвы (у)виделиʼ, күрҙеләр ʻони (у)виделиʼ.

В отрицательном аспекте спряжение глаголов данного времени выглядит следующим образом:

алмадым ʻя не взялʼ, алмадың ʻты не взялʼ, алмады ʻон не взялʼ, алмадыҡ ʻмы не взялиʼ, алмадығыҙ ʻвы не взялиʼ, алмадылар ʻони не взялиʼ;

күрмәҙем ʻя не (у)виделʼ, күрмәҙең ʻты не (у)виделʼ, күрмәҙе ʻон не (у)виделʼ, күрмәҙек ʻмы не (у)виделиʼ, күрмәҙегеҙ ʻвы не (у)виделиʼ, күрмәҙеләр ʻони не (у)виделиʼ.

Прошедшее неопределенное время в утвердительном аспекте образуется при помощи аффиксов -ған/ -гән (после основ на гласные и звонкие согласные), -ҡан/-кән (после основ на глухие согласные) и соответствующих аффиксов лица:

алғанмын ʻя (оказывается) взялʼ, алғанһың ʻты (оказывается) взялʼ, алған ʻон (оказывается) взялʼ, алғанбыҙ ʻмы (оказывается) взялиʼ, алғанһығыҙ ʻвы (оказывается) взялиʼ, алғандар ʻони (оказывается) взялиʼ;

күргәнмен ʻя (оказывается) (у)виделʼ, күргәнһең ʻты (оказывается) (у)виделʼ, күргән ʻон (оказывается) (у)виделʼ, күргәнбеҙ ʻмы (оказывается) (у)виделиʼ, күргәнһегеҙ ʻвы (оказывается) (у)виделиʼ, күргәндәр ʻони (оказывается) (у)виделиʼ.

В отрицательном аспекте спряжение глаголов данного времени выглядит следующим образом:

алмағанмын ʻя (оказывается) не взялʼ, алмағанһың ʻты (оказывается) не взялʼ, алмаған ʻон (оказывается) не взялʼ, алмағанбыҙ ʻмы (оказывается) не взялиʼ, алмағанһығыҙ ʻвы (оказывается) не взялиʼ, алмағандар ʻони (оказывается) взялиʼ;

күрмәгәнмен ʻя (оказывается) не (у)виделʼ, күрмәгәнһең ʻты (оказывается) не (у)виделʼ, күрмәгән ʻон (оказывается) не (у)виделʼ, күрмәгәнбеҙ ʻмы (оказывается) не (у)виделиʼ, күрмәгәнһегеҙ ʻвы (оказывается) не (у)виделиʼ, күрмәгәндәр ʻони (оказывается) не (у)виделиʼ.

Сложные формы прошедшего времени образуются основными и вспомогательными глаголами, которые выражают различные значения:

1) прошедшее незаконченное время на -а ине: ала инем ‘я брал (тогда)’, ала инең ‘ты брал (тогда)’, ала ине ‘он брал (тогда)’, ала инек ‘мы брали (тогда)’, ала инегеҙ ‘вы брали (тогда)’, ала инеләр ‘они брали (тогда)’;

2) предпрошедшее определенное время на -ған ине: барған инем (сокращенно барғайным) ‘я уже сходил’; белгән инең (белгәйнең) ‘ты уже знал (заранее)’; ал-ғайным ‘я уже (раньше) взял’; алғайның ‘ты уже (раньше) взял’; алғайны ‘он уже (раньше) взял’;

3) предрошедшее неопределенное время на -ған булған: килгән булғандар ‘они, оказывается, приезжали’, әйткән булғанһығыҙ ‘вы, оказывается, говорили’, алған булғанбыҙ ‘мы, оказывается, взяли’.

4) формы давнопрошедшего определенного времени:

– форма на -а торғайны: ала торғайным ‘я брал в то время (давно), ала торғайның ты брал в то время (давно), ала торғайны он брал в то время (давно);

– форма на -(ы)р ине: алыр ине он, бывало, брал;

– форма на -а торған булды: ала торған булды он, бывало, брал;

– форма на -(ы)р булды: алыр булды он, бывало, брал;

– форма на -а торған булған: ала торған булған он, оказывается, постоянно брал;

– форма на -(ы)р булған: алыр булған он, оказывается, постоянно брал.

Повелительное наклонение (бойороҡ һөйкәлеш) в башкирском языке представлено формами 2-го и 3-го лица: уҡы ‘ты читай’, уҡыһын ‘пусть читает’, уҡығыҙ ‘вы читайте’, уҡыһындар ‘пусть читают’.

Желательное наклонение (теләк һөйкәлеше) в башкирском языке представлено формой -ғы, (-ге/-ке, -һы/-һе, -һо/-һө) кил, которая сочетается с формами изъявительного и условного наклонений: күргем килә ‘я хочу видеть’, күргебеҙ килә ‘мы хотим видеть’.

Условное наклонение (шарт һөйкәлеше) в башкирском языке имеет две формы выражения:

1) простая форма выражается аффиксами -һа/-һә:ҡайтһам ʻесли я вернусьʼ, килһәм ʻесли я придуʼ, ҡайтһаң ʻесли ты вернешьсяʼ, килһәң ʻесли ты придешьʼ, ҡайтһа ʻесли он вернетсяʼ, килһә ʻесли он придетʼ, ҡайтһаҡ ʻесли мы вернемсяʼ, килһәк ʻесли мы придемʼ, ҡайтһағыҙ ʻесли вы вернетесьʼ, килһәгеҙ ʻесли вы придетеʼ, ҡайтһалар ʻесли они вернутсяʼ, килһәләр ʻесли они придутʼ;

2) сложная форма образуется двумя способами: а) в сочетании основного глагола на -ған (-гән, -ҡан/-кән) +вспомогательный глагол бул-: барған булһа ‘если бы он пошел’, әйткән булһа ‘если бы он сказал’; 2) основной глагол на -(ы)р (-ер, -ор/-өр) + вспомогательный глагол бул-: барыр булһа ‘если он намерен пойти’, әйтер булһа ‘если он намерен сказать’.

Сослагательное наклонение (шартлы теләк һөйкәлеше) в башкирском языке выражается аналитическим формами на -(ы)р инее, -а инее, -асаҡ инее, -ған булыр ине. При этом спрягаются только вспомогательные глаголы: күрер инем ‘я видел бы’, күрер инең ‘ты видел бы, күрер ине ‘он видел бы’, күрер инек ‘мы видели бы’, күрер инегеҙ ‘вы видели бы’, күрер инеләр ‘они видели бы’

Причастие (сифат ҡылым) в башкирском языке выступает в трех временных формах:

1) форма прошедшего времени при помощи образуется аффиксов -ған/-гән, -ҡан/ -кән: үткән йыл ‘прошлый год’, уҡыған кеше ‘образованный человек’;

2) формы настоящего времени образуются двумя способами: а) простая форма при помощи аффикса -усы/-үсе, -ыусы/-еүсе, -оусы/-өүсе: белеүсе кеше ‘знающий человек’, белеүсе кешеләр ‘знающие люди’; б) сложная форма при помощи аффиксов -а/-ә, -й + вспомогательный глагол торған: бирә торған аҡса ‘деньги, которые необходимо вернуть’, яҙа торған китап ‘книга, которую надо написать’;

3) формы будущего времени образуется при помощи аффиксов: а) -асаҡ/ -әсәк, -ясаҡ/-йәсәк: үтәсәк ғүмер ‘жизнь, которую предстоит пройти’; әйтәсәк һүҙ ‘слово, которое предстоит произнести’; б) -р, -ыр/-ер, -ор/-өр: килер көн ‘предстоящий день’, ҡайтыр көн ‘день возвращения’; в) -аһы/-әһе, -йһы/-йһе, -йһо /-йһө: һөйләйһе хәбәр ‘весть, которую надо рассказать’, һөрәһе ер ‘земля, которую предстоит вспахать’.

Деепричастие (хәл ҡылым) в башкирском языке обозначает дополнительное действие по отношению к основному действию и обычно стоит впереди основного глагола. Образуется при помощи следующих аффиксов:

-п (после гласных), -ып,/-еп, -оп/-өп (после согласных): барып килеү ‘сходить’, ҡайтып килеү ‘вернуться’, һөйләп биреү ‘рассказать’, йырлап ебәреү ‘запеть’;

-а/-ә (после согласных), -й (после гласных): оҙата барҙы ходила провожать;

-ғас/-гәс, -ҡас/-кәс: ҡайтҡас, эшләрмен ‘сделаю, когда вернусь’, барғас, күрербеҙ ‘когда придем, увидим’;

-ғансы/-гәнсе, -ҡансы/-кәнсе; -ғанса/-гәнсә, -ҡанса/-кәнсә: арығансы көлөү ‘смеяться до усталости’, өйрәткәнсә эшлә ‘делай, как учили’.

Имя действия (исем ҡылым) содержит в себе признаки глагола и существительного. В башкирском языке она образуется при помощи аффиксов на -у/-ү, -ыу/-еү, -оу/-өү. На русский язык переводится двояко: йөрөү ʻходить, ездитьʼ, ʻходьба, хождение, ездаʼ, бейеү ʻтанцевать, плясатьʼ, ʻтанец, пляскаʼ.

Инфинитив (уртаҡ ҡылым) в башкирском языке образуется при помощи аффиксов -рға/-ргә, -ырға/-ергә, -орға/-өргә: барырға ‘идти’, килергә ‘приходить’.

Имя прилагательное (сифат) в башкирском языке обозначает признак предмета и отвечает на вопросы ниндәй ‘какой, какая, какое’, ҡайһы ‘который’, ҡайҙағы, ҡасанғы ‘к какому времени относящийся’. Для данной части речи характерны степени сравнения – формы усиления или ослабления признака предмета. Интенсив признака предмета выражается повторением первого слога прилагательного (ҡап-ҡара ‘черный-черный’, күм-күк ‘синий-синий’), а также путем полного повтора основы слова (матур-матур ҡыҙҙар ‘красивые-красивые девушки’). Признак предмета меньшей степени выражается аффиксами -ғылт,/-гелт, -ғолт/-гөлт, -ҡылт/-келт, -ғылтым/-гелтем, -һыл/-һел, -һыу, -елйем, -һылтем/-һелтем: аҡ ‘белый’ – аҡһыл, аҡһылтым ‘беловатый’, һары ‘желтый’ – һарғылт ‘желтоватый’. Прилагательные сравнительной степени имеют аффиксы -раҡ/-рәк, -ыраҡ/-ерәк/-ораҡ/-өрәк: ҡара ‘черный’ – ҡарараҡ ‘чернее’, йылы ‘теплый’ – йылыраҡ ‘теплее’, һыуыҡ ‘холодный’ – һыуығыраҡ ‘холоднее’.

Наречие (рәүеш) в башкирском языке обозначает признак действия и отвечает на вопросы нисек, ни рәүешле ‘как’, ҡасан ‘когда’, ҡайҙа ‘где’, күпме, ни тиклем ‘сколько’. Образуются при помощи следующих аффиксов:

-са/-сә: минеңсә ‘по-моему’, беҙҙеңсә ‘по-нашему’, йәштәрсә ‘по-молодежному’, ҡарттарса ‘по-стариковски’;

-тай/-тәй, -дай/-дәй, -ҙай/-ҙәй, -лай/-ләй: һиндәй ‘как ты’, айыуҙай ‘как медведь’;

-н, -ын/-ен, -он/-өн: яҙын ‘весной’, көҙөн ‘осенью’;

-лата/-ләтә: аҡсалата ‘деньгами’, күрәләтә ‘зная’.

Наречия в башкирском языке, как и прилагательные, имеют степени сравнения. Сравнительная степень образуется при помощи аффиксов раҡ/-рәк, -ыраҡ/-ерәк, -ораҡ/-өрәк: аҙ ‘мало’ – аҙыраҡ ‘немного’, шәп ‘быстро’ – шәберәк ‘быстрее’, күп ‘много’ – күберәк ‘больше’. Интенсив признака выражается путем полного повтора основы слов, а также при помощи слов бик, үтә, иң, ифрат, уғата: ғәжәп матур йырланы ‘удивительно красиво пела’; бик шәп кеше ‘ очень хороший человек’.

Имя числительное (һан) в башкирском языке имеет следующие разряды:

1) количественные: бер ‘один’, ике ‘два’, утыҙ ‘тридцать’;

2) порядковые (образуются присоединением к количественным числительным аффиксов –нсы/-нсе, -ынсы/-енсе, -өнсө: бер ‘один’– беренсе ‘первый’, ике ‘два’ – икенсе ‘второй’, өс ‘три’ – өсөнсө ‘третий’, йөҙ ‘сто’ – йөҙөнсө ‘сотый’;

3) разделительные (образуются присоединением к количественным числительным аффиксов -ар/-әр, -шар/-шәр, -ышар/-ешәр, -өшәр: бер ‘один’ – берәр ‘по-одному’, алты ‘шесть’ – алтышар ‘по шесть’, йөҙ ‘сто’ – йөҙәр ‘по сто’;

4) собирательные числительные (образуются присоединением к количественным числительным аффиксов -ау/-әү: бер – берәү ‘один’, алты – алтау ‘шестеро’, ете – етәү ‘семеро’;

5) приблизительные (образуются присоединением к количественным числительным аффиксов -лап/-ләп; -лаған/-ләгән: егермеләп, егермеләгән ‘около двадцатиʼ, йөҙләп, йөҙ-ләгән ‘около ста;

6) дробные числительные (образуются аналитическим способом): өстән бер ‘одна треть’, бер бөтөн ундан өс ‘одна целая три десятых’;

7) числительные меры (образуются присоединением к количественным числительным аффиксов -лы/-ле: етеле шәм ‘семилинейная лампа’, өслө калуш ‘калоши третьего размера’.

Местоимение (алмаш) в башкирском языке имеет следующие разряды:

1) личные: мин ‘я’, һин ‘ты’, ул ‘он, она, оно’, беҙ ‘мы’, һеҙ ‘вы’, улар ‘они’;

2) указательные: был ‘этот’, теге ‘тот’, шул ‘тот’, ошо ‘это, это самое’, бынау ‘этот’, анау ‘тот’ и др.;

3) вопросительные: кем ‘кто’, нимә ‘что’, ни ‘что’, ҡайһы ‘который’, ҡайһылай ‘как’, ҡайһыһы ‘который’, нисә ‘сколько’, нисәшәр ‘по сколько’, ниндәй ‘какой’, нисәнсе ‘который’, ҡайҙа ‘где’, күпме ‘сколько’, ҡасан ‘когда’;

4) определенные: һәр, һәр кем, һәр береһе, һәр бер (нәмә, кем) ‘каждый’, бөтә, бөтәһе, бары, барлығы ‘весь, всего’, үҙе ‘сам’, һәр кем ‘каждый’ и др.;

5) неопределенные: әллә кем ‘кто-то’, әллә нимә ‘что, что-то’, әллә ниндәй ‘какой-то’, әллә нисек ‘как-то’, әллә ҡасан ‘давно’, әллә ҡайҙа ‘где-то’;

6) отрицательные образуются сочетанием вопросительных местоимений со словами һис и бер: һис кем ‘никто’, һис нәмә ‘ничто’, бер кем ‘никто’, бер нисек тә ‘никак’ и др.;

7) притяжательные: минең ‘мой’, һинең ‘твой’, уның ‘его, ее’, беҙҙең ‘наш’, һеҙҙең ‘ваш’, уларҙың ‘их’.

В башкирском языке в отличие от русского нет предлогов, их значения передаются послелогами (бәйләүестәр). Послелоги сочетаются с именами, местоимениями, субстантивированными частями речи в определенных падежных формах и всегда следуют за ними:

1. С основным или родительными падежами: менән ‘с, совместно с’, өсөн ‘из-за, благодаря, для, ради, чтобы’, кеүек, шикелле, һымаҡ, саҡлы, тиклем ‘как, подобно’; ҡәҙәр, ҡәҙәре ‘подобно, как’, арҡыры, аша ‘через, благодаря, по’.

2. С дательным падежом: таба, табан, ҡарай ‘к, по, по направлению’, тикле, тиклем, хәтле, хәтлем, саҡлы ‘до, вплоть до’.

3. С исходным падежом: бирле ‘с’; башҡа ‘кроме’, һуң ‘с, после, затем’.

В башкирском языке представлены следующие союзы (теркәүестәр):

1. Сочинительные союзы, в свою очередь, подразделяются на следующие подгруппы:

– соединительные: һәм ‘и’, тағы, тағы ла ‘также, опять, еще’, шулай уҡ ‘а также’;

– противительные: ә ‘а’, ләкин ‘но, однако’, тик ‘но’, шулай ҙа ‘но, однако’, әммә ‘а, но, однако’, фәҡәт ‘только’, юҡһа ‘иначе’;

– разделительные: йә ‘или’, йәки ‘или’, берсә ‘то’, йәиһә ‘или’, бер ‘то, либо’, әллә ‘то, то ли, либо’;

– разделительно-определительные: хатта ‘то, но’, бәлки ‘то, либо, ибо’.

2. Подчинительные союзы имеют подгруппы:

– причинные: сөнки ‘потому что, так как’, шуға күрә ‘потому, потому что’;

– условные: әгәр, әгәр ҙә ‘если’;

– сравнительные: әйтерһең, әйтерһең дә ‘будто, как будто’;

– изъяснительные: тимәк ‘значит’; йәғни ‘то есть’.

Частицы (киҫәксәләр) башкирского языка подразделяются на:

– вопросительные: -мы, -ме, -мо, -мө; -мы ни, -ме ни, -мо ни, -мө ни ‘разве, неужели’; -мы икән, -ме икән, -мо икән, -мө икән ‘ли’;

– ограничительные: ғына, генә, ҡына, кенә ‘только’, уҡ, үк ‘же’;

– усилительные: та, тә; да, дә; ҙа, ҙә; ла, лә ‘и’, да баһа, ҙа баһа, ла баһа, та баһа, даһа, ҙаһа, таһа ‘же’;

– предположительные: -дыр, -дер, -дор, -дөр, -ҙыр, -ҙер, -ҙор, -ҙөр, -лыр, -лер, -лор, -лөр, -тыр, -тер, -тор, -төр ‘видимо, вероятно, по-видимому’;

– подтвердительные: да баһа, ҙа баһа, ла баһа, та баһа, даһа, таһа, лаһа, бит ‘ведь’;

– просьбы: -сы, -се, -со, -сө ‘-ка, пожалуйста’.

Междометия (ымлыҡтар) или слова, выражающие чувства в башкирском языке бывают простые (ә-ә-ә, и-и-и, у-у-у) и сложные (ай-һай, уй алла). Эта часть речи очень развита в башкирском языке.

Модальные слова (мөнәсәбәт һүҙҙәр) в башкирском языке выражают:

– утверждение или отрицание: эйе ‘да’, юҡ ‘нет’, әлбиттә ‘конечно’, ярай ‘ладно’ и др.;

– долженствование, необходимость: кәрәк ‘надо, нужно’;

– возможность: мөмкин ‘можно’, ярай ‘можно’;

– побуждение: зинһар ‘пожалуйста’, рәхим итегеҙ ‘добро пожаловать, извольте, пожалуйста’, ғәфү итегеҙ ‘извините’;

– предположение, сомнение, неуверенность: ахыры ‘кажется’, бәлки ‘наверное’, ихтимал ‘возможно, вероятно’, күрәһең ‘очевидно’ и др.

Источники:

  1. Грамматика современного башкирского литературного языка / Отв. ред. А.А. Юлдашев. – М.: Наука, 1981. – 495 с.
  2. Языки мира: Тюркские языки. – М.: Индрик, 1997. – 542 с.
  3. https://ru.wikipedia.org/wiki/Морфология_башкирского_языка
  4. https://tel.bashqort.com/short-grammar